Официальная позиция Петра Милосердова по его делу

В аккаунте Петра Милосердова в Фэйсбуке размещено письмо с официальной позицией политолога, обвиняемого в «дестабилизации конституционного строя республики Казахстан». В этом письме Милосердов поясняет, что не имеет никакого отношения к делу А. Поткина. к которому искусственно пытается «притянуть» его следствие. Ниже мы приводим полный текст этого письма. 

Я внимательно ознакомился с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого и могу с уверенностью сказать, что оно базируется в основном на событиях, к которым я не имел вообще никакого отношения. Например, речь идет о том, что я якобы организовывал какие-то семинары в Киргизии, хотя я в то время был вообще в другом месте — сдавал сессию в РАГС, например, ездил на Украину и прочее. Также в обвинении упоминаются люди, которых я вообще не знаю, — какие-то граждане Казахстана. В тексте речь идет о том, что я якобы дистанционно (?) руководил (!) их деятельностью. Но поскольку у следствия нет фактически никаких доказательств, то в тексте следователь пишет: «В не установленные следствием дату и время… в не установленном следствием месте…», а также «не установленные следствием лица».
То есть в неизвестное время, неизвестно где, Милосердов привлек неизвестных лиц, чтобы «дестабилизировать обстановку в Республике Казахстан». А инструментами дестабилизации, согласно тексту, являлась публикация 2 текстов в Сети. Кто написал эти тексту и кто их опубликовал, и с какими целями, — следствию неизвестно (мы уже направили ходатайство с просьбой назначить экспертизу авторства и выяснить, кто разместил их), но следствие утверждает, что это сделал я.
Ещё одним проявлением экстремизма, с точки зрения следствия, является изготовление (кем? — гражданами Казахстана) фотографий погибших и шарфиков. (Речь идет о фотографиях людей, погибших во время беспорядков в Жанаозене в 2011 году; шарфы — с символикой в память о декабрьских событиях — Прим.)
При чем здесь я? Я совершенно не понимаю.
Единственное отношение, которое я имел ко всей этой истории с Казахстаном, заключалось в следующем: в ноябре 2012 года ко мне обратился А. Поткин с просьбой провести соц. исследование в Казахстане. Он просил провести одно комплексное исследование методом т.н. «экспертного интервью», т.е. проведение ряда интервью с респондентами, обладающими высокой квалификацией в конкретной сфере. В данном случае речь шла об общественно-политических деятелях. Я провел эти интервью с 4 или 5 людьми в Алма-Ате, написал отчёт, отдал его А. Поткину, получил свой гонорар и забыл об этом.
А вот как пишет об этом следствие: «Личные знакомства и встречи с представителями широкого спектра оппозиционных движений…. получение от них, а также из СМИ сведений о политической и социально-экономической обстановке в государстве, об имеющихся межнациональных и социальных проблемах и противоречиях, имевшихся в прошлом политических и социальных событиях». То есть, по сути, следствие обвиняет меня в том, что я добросовестно выполнил работу социолога — съездил, подробно побеседовал с людьми, задал им вопросы. Да еще и почитал СМИ! Фактически следствие обвиняет меня в том, что я работал социологом. Да при таком подходе можно арестовать любого социолога или политтехнолога, ведь почти все они «получают сведения об «обстановке» и «противоречиях»!
Что это, как не запрет на профессию?