Адвокат Матвей Цзен рассказал «МБХ-Медиа» о деле Милосердова

Адвокат Петра Милосердова Матвей Цзен сразу после его ареста дал интервью электронному изданию «МБХ-Медиа», рассказав об обвинениях, выдвигаемых против его подзащитного, об обстоятельствах дела и позиции защиты.

Оригинал — тут.

— Какие обвинения предъявили Петру Милосердову?

— Формально были четыре эпизода, из которых три — те же самые, которые были предъявлены Поткину.  Они касаются того, что якобы Милосердов с Поткиным организовали экстремистское сообщество с целью дестабилизации конституционного строя республики Казахстан. И еще одно обвинение в том, что в ноябре 2015 года Милосердов якобы разместил видеоролик с экстремистскими лозунгами в сети интернет. Из материалов дела непонятно, что это за ролик. Не указан даже ресурс, на котором он выложен. И с чего взяли, что именно он его выложил неизвестно.

— Что по вашим оценкам может грозить вашему подзащитному?

— По моим оценкам — ничего. Обвинение, которое ему предъявлено в части дестабилизации конституционного строя республики Казахстан незаконно потому что по российским законам, если гражданин Российской федерации совершил преступление не на территории нашей страны, его можно привлечь к уголовной ответственности здесь только по запросу соответствующего государства. В отношении Поткина такая просьба Казахстана есть, а в отношении Милосердова — нет.

— Что может произойти в самом худшем случае?

—Вообще теоретически ему может грозить также семь с половиной лет, как и Поткину. Хотя сколько теперь получит Поткин тоже неизвестно, потому что сначала его осудили, потом приговор отменили, потом отменили отмену приговора и направили на новое рассмотрение.

— Как вышло, что Милосердова задержали? ведь он скрывался два с половиной года и весьма успешно.

—Он нигде не скрывался, задержали его в Москве, где он и живет. А его никто не искал, все носило сугубо формальный характер. Ни меня, ни его не уведомляли в том, что ему предъявляются обвинения. Дело в том, что на этот счет УПК довольно четко регламентирует, что следователь должен уведомить человека и его защитника о том, что ему нужно явиться для предъявления обвинения. Если человек не явился — делать вывод, что он скрылся и объявлять его в розыск. Но в нашем случае они предъявляли ему обвинения, не уведомляя.

— А почему тогда сейчас его задержали?

— Это дело расследовали очень много следователей, формально это оно идет много лет. И сейчас, относительно недавно его приняла к производству следователь Талаева. А она до этого была лично знакома с Петром Милосердовым. В 2010 году она расследовала уголовное дело в отношении него по факту его конфликта с женой, в электричке. Дело это тоже долго расследовалось и в конце концов было прекращено. Но одним из следователей и была эта Талаева, которая, по словам Петра, вообще на него напала и начала бить.

У Милосердова случился сердечный приступ, он был госпитализирован, и это было зафиксировано. И итогом стало то, что Талаеву отстранили от этого дела и, возможно, привлекли к дисциплинарной ответственности. Судя по всему, неприязнь к нему у нее с тех пор.А сейчас, снова став следователем по делу Милосердова, она решила его задержать.

— Насколько этично назначать Талаеву следователем по делу Милосердова опять?

— Совершенно неэтично, но прямого запрета нет. Но, конечно, наличие личных отношений препятствует следователю рассматривать дело всесторонне и объективно,  как он должен делать. В этих случаях следователей меняют, когда руководство видит такие отношения.

Но единой базы, кто чье дело расследовал, нет.  И начальство Талаевой не знало, что семь-восемь лет назад она уже пересекалась с Милосердовым.

— Вы будете подавать жалобы на Талаеву?

— Мы будем подавать отвод на следователя. Петр либо уже написал, либо в ближайшее время его напишет. Пишет он потому, что помнит все подробности этого дела. Он их опишет и заявит ей отвод. В свою очередь я обжаловал меру пресечения — взятие Петра под стражу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.